Эгвин

Материал из World of Warcraft
Эгвин
Aegwynn
Эгвин.jpg
Полженский
Расачеловек
КлассМаг
ФракцииНовый Совет Тирисфаля , Терамор
Род занятийсоветница Джайны ПраудмурХранитель Тирисфаля
Местонахож- дениепохоронена у Каражана
Статусмертва
Родствен- никиНилас Аран (возлюбленный), Медив (сын), Мед'ан (внук)

Эгвин (англ. Aegwynn) была талантливой чародейкой из народа людей, которая более восьми сотен лет служила Хранителем Тирисфаля , расправляясь с демонами и защищая Азерот от сил тьмы. Она отличалась упрямством и своим взглядом на вещи, что нередко становилось причиной конфликтов между ней и Советом Тирисфаля , наделившим её силами. Одним из самых невероятных подвигов, совершенных ей, была победа над аватарой темного титана Саргераса , и лишь позднее стало известно, что Эгвин была пешкой в его планах и поставила под удар весь мир. Она родила сына Медива , которого желала сделать следующим Хранителем Тирисфаля, и передала ему свои обширные силы, не подозревая, что в младенца проник дух Саргераса, сокрывшийся в её теле после победы над аватарой.

Когда Медив открыл Темный портал и привёл орков на Азерот, Эгвин пыталась противостоять ему и наконец узнала правду о Саргерасе. Она лишилась практически всех магических сил и была вынуждена сбежать на Калимдор. Именно Эгвин воскресила Медива, чтобы он смог объединить народы Азерота во время вторжения Пылающего Легиона, завершившего Третью войну . Последние годы своей жизни она провела в Тераморе , занимая должность управляющего у Джайны Праудмур . Эгвин погибла в руинах Ан'Киража, когда Новый Совет Тирисфаля сражался против Чо'Галла , и была похоронена у Каражана .

Эгвин была самым известным владельцем Алунета – древнего посоха, в котором узами тайной магии пленено загадочное чародейское создание. Она смогла укротить артефакт далеко не с первой попытки, но в конце концов догадалась использовать свитки Митры. Алунет нередко разговаривал с ней и считал свою новую хозяйку весьма амбициозной личностью, которую ждет великое будущее. Незадолго до того, как Эгвин покинула должность Хранителя, она оставила посох магам Кирин-Тора, которые, испугавшись его могущества, передали артефакт на хранение синим драконам.

Становление

Почти девять веков тому назад Эгвин была юной девочкой, жила в королевстве Лордерон с родителями. С самого детства она хотела стать волшебницей, но мать и отец твердили, что она должна стать чьей-то женой, а для этого ей придётся учиться приготовлению пищи и шитью. Саму Эгвин больше интересовали травы и природа, и мать нередко приводила её в Тирисфальские леса . Впервые побывав там, девочка ощутила страх и восхищение, пока наблюдала за свободно разгуливающими животными, буйством красок из-за цветущих растений и обилием звезд в ночном небе. Вскоре страх исчез, и она лишь радовалась и проявляла любопытство, когда посещала леса.

Однажды знаменитый маг Скавелл пожелал, чтобы Эгвин стала его ученицей. Он дал понять родителям девочки, что они не могут отказаться, и те сожалели, что больше никогда не увидят свою дочь. Но Эгвин лишь трепетала от восторга, осознавая, что мечта сбылась – она будет учиться магии. У Скавелла уже было три ученика: Фолрик , Джонас и Манфред , и Эгвин считала, что они такие же противные, как и прочие мальчишки. Год спустя появился и пятый ученик – Наталь, и все они соперничали друг с другом. Фолрика девочка называла напыщенным ослом, но Джонас ей нравился. Она даже провела с ним несколько ночей, и проницательный Скавелл знал об этом.

Эгвин была особенной ученицей. Как говорили позже, её любознательность в исследовании магии выходила за пределы допустимых границ. Ей не было равных в наложении чар, и к концу первого года обучения она уже могла использовать магию свитков Митры. Этот ночной эльф был великим заклинателем, который жил тысячи лет тому назад. Обычно эльфийские маги использовали его свитки лишь в последний год обучения, а люди – когда обучение уже закончилось. Эгвин опередила их всех, и благодаря этому ей предложили стать следующим Хранителем Тирисфаля .

Она дала согласие и с благословения Скавелла получила силы Хранителя, после чего немедленно начала охотиться за порождениями тьмы и изгонять их. Эгвин стала великолепным защитником Азерота, но отличалась заметным упрямством в отношении к Совету Тирисфаля . Её нежелание признавать авторитет опытных магов часто было причиной конфликтов со старейшинами. Игнорируя все рекомендации и советы, Эгвин шла по собственному пути Хранителя в течение долгих лет служения. Впрочем, участники Совета в те времена не слишком беспокоились из-за её поведения. Они понимали, что Эгвин является заклинателем, которому нет равных, и отличается способностью держать в себе огромные силы Хранителя. Её эффективность на должности защитника позволяла Совету игнорировать непредсказуемость и неповиновение девушки.

Битва с Саргерасом

Эгвин сражается с Саргерасом в Нордсколе

Когда век, отведенный на служение Хранителя, подходил к концу, Эгвин вдруг ощутила нечто темное в ледяных пустошах Нордскола . Она отправилась на северный материк и обнаружила отряд демонов, которые охотились на синих драконов и кормились их энергией. Несмотря на своё могущество, драконы не могли противостоять коварству и силе Легиона . Эгвин немедленно прибыла к святилищу всех драконов – Храму Драконьего Покоя . Она воззвала к обитателям храма, напоминая об их священном долге защищать Азерот от зла. Несколько драконов, во главе которых встала Алекстраза , согласились сразиться на стороне Хранителя. Все вместе они напали на демонов недалеко от останков Галакронда .

Слуги Легиона, попавшие в ловушку, весьма быстро были уничтожены объединенными силами Эгвин и драконов. Но защитники Азерота даже не предполагали о том, что случилось дальше. Небеса над Нордсколом вдруг потемнели, и на поле битвы явилась чудовищная фигура Саргераса , владыки Пылающего Легиона. Это была всего лишь аватара – малая часть его огромных сил, но она представляла немалую опасность. Разъяренный Саргерас высвободил своё могущество на Эгвин, желая уничтожить Хранителя, которая так долго изгоняла из Азерота его слуг.

Эгвин, не колеблясь, призвала все свои силы и вступила в битву, которая стала самой трудной в её жизни. В тени останков Галакронда Саргерас и Хранитель сражались, раскалывая темные небеса и льды Нордскола. Буря магической энергии окутывала местность и сдерживала даже драконов. Наконец целый веер заклинаний, высвобожденных Эгвин, принёс ей победу. Вернее, она сама так считала. Как только Хранитель уничтожила аватару, Саргерас перенёс свой дух в её тело, ослабшее за время сражения, и скрылся в глубинах её души.

Гробница Саргераса

Основная статья: Гробница Саргераса

Даже не подозревая, что тьма прячется внутри неё, Эгвин собрала останки сломленной аватары Саргераса. Она решила спрятать их как можно дальше, чтобы энергии, которые окутывали мертвое тело, не причинили никому вреда. Эгвин долго обдумывала, где именно упокоится владыка демонов, и выбрала руины эльфийского города Сурамара , часть которого затонула во время Великого Раскола . Во время Войны Древних Легион предпринял попытку сотворить портал внутри Храма Элуны, находящегося в Сурамаре. План провалился из-за вмешательства Великого магистра Элисанды и других Высокорожденных. Эти могущественные заклинатели создали несколько зачарованных печатей, чтобы закрыть портал и нейтрализовать энергии Скверны.

Когда Великий Раскол разорвал мир на части, район Сурамара, в котором находился закрытый портал, опустился на морское дно. Эти затерянные руины привлекли внимание Эгвин. Она знала, что печати Высокорожденных по-прежнему действуют и смогут решить проблему со злом, скрываемым в останках Саргераса. Внутри затонувшего храма она захоронила сломленное тело владыки демонов, надеясь, что здесь оно и останется до конца времен. Хранительница внимательно изучила печати и добавила к ним дополнительный уровень защиты, чтобы усложнить открытие портала в будущем. Если четыре печати были бы уничтожены, пятая должна была становиться сильнее с каждой секундой, потому что магические энергии Гробницы начинали стекаться в неё.

Конфликт с Советом Тирисфаля

После битвы в Нордсколе Саргерас начал искажать мысли Эгвин и заставил её изолироваться от Совета Тирисфаля, пользуясь беспокойством, которое она всегда испытывала из-за действий ордена. Главной причиной для волнений было нечто, обнаруженное совсем недавно: участники Совета начали вмешиваться в политику человеческих государств. Маги объясняли, что такие действие были необходимы. Совет оставался в тени слишком долго, хотя бы мог бы предотвращать войны и страдания при помощи своих знаний и мудрости.

Эгвин, впрочем, относилась к тайным действиям Совета со скептицизмом. Она боялась, что новый Хранитель, избранный после неё, станет пешкой в руках Совета и будет принимать участие в политических махинациях. По этой причине Эгвин решила остаться на своей должности после завершения столетия, традиционно отводимого Хранителям. Она применила магические силы, чтобы значительно увеличить срок своей жизни. Хотя участники Совета Тирисфаля были недовольны решением Эгвин, они всё же приняли его из-за невероятных подвигов, совершенных девушкой за время службы.

В течение последующих веков отношения между Эгвин и Советом становились всё более напряженными. Из-за скрытого влияния Саргераса она стала настоящим параноиком и решила создать себе убежище, расположенное вдали от глаз Совета. На бесплодных землях Перевала Мертвого Ветра она сотворила великий замок, названный Каражаном . Его местонахождение оставалось тайной для Совета на протяжении долгих лет. Эгвин часто пряталась в Каражане, чтобы поработать в тишине и спокойствии. Замок также выполнял другую цель, служая в качестве проводника для силовых линий тайной магии, расположенных на окружающей территории. При необходимости Эгвин могла получить энергию через Каражан.

Участники Совета уже погибали из-за старости, а Эгвин всё ещё держала в себе силы Хранителя. Новые чародеи заняли места в Совете и продолжали всё активнее вмешиваться в жизнь наций Восточных королевств. Они также готовы были обратиться к более жестоким мерам по отношению к Эгвин, желая заставить её вернуть могущество Хранителя. Во время одного из редких визитов девушки в Даларан Совет потребовал, чтобы она немедленно покинула свою должность или столкнется с неприятными последствиями. Недоверие к Совету, испытываемое Эгвин, сразу же превратилось в открытую враждебность. Она заявила магам, что Азерот будет проклят, если она позволит им решать судьбу мира.

Разъяренные чародеи пришли к согласию и приняли решение, что они найдут способ заставить Эгвин вернуть силы. Они долго обсуждали, как лучше провернуть такую задачу. Кое-кто предлагал наделить силами нового Хранителя, но эта идея несла в себе потенциальную угрозу. Если бы Эгвин и другой Хранитель были вынуждены сразиться, результат мог обернуться катастрофой для всего мира. Совет также опасался, что конфликт двух Хранителей привлечет внимание общественности. В конце концов было найдено более элегантное решение. В Даларане был сформирован новый орден, названный Стражами Тирисфаля . Заклинатели, вошедшие в него, были усилены реликвиями, которые могли ослабить огромные силы Эгвин. Стражи Тирисфаля провели несколько лет в тренировках, прежде чем отправились на поиски Хранителя, чтобы принудительно вернуть её в Даларан.

Эгвин с легкостью одерживала победу над Стражами, несмотря на их артефакты. Но они всё же смогли обнаружить Каражан и доложить о его существовании Совету. Замок перестал быть безопасным убежищем, и Эгвин, запечатав его от незваных гостей, начала поиски места, где сможет создать новый оплот. Она пыталась подобрать территорию, которую никогда не смогут найти ни Совет, ни Стражи Тирисфаля. Перебрав несколько вариантов, она остановилась на подводных руинах Сурамара, где когда-то погребла останки Саргераса. Здесь Эгвин построила новое убежище, названное Святилищем Хранителя, и спряталась ото всех на несколько веков.

Знакомство с Араном

Нилас Аран , возлюбленный Эгвин и отец Медива

Совет не прекращал охоту за Хранителем, предавшей их, и отряды Стражей Тирисфаля скитались по всему миру, пытаясь найти Эгвин. Она оставалась в безопасности внутри своего святилища на морском дне. Крайне редко она выбиралась в мир на поверхности, контактируя Совет и наблюдая за его деятельностью. Эгвин была разочарована, что Совет всё чаще участвует в политических интригах. Чародеи фактически управляли государствами людей к тому времени, когда до открытия Темного портала оставалось около пятидесяти лет.

В одной из вылазок она впервые столкнулась с Ниласом Араном . Все прежние Стражи Тирисфаля, которых встречала Эгвин, не могли противостоять ей, несмотря на свои артефакты. Но упрямый и талантливый Аран смог преследовать Хранителя целыми месяцами, используя реликвии, чтобы нейтралировать её магию и помешать попыткам освободиться от преследователя. Столкновения между мужчиной и женщиной проходили регулярно и стали чем-то вроде игры, в которой испытывались их воля и интеллект. Они то и дело подшучивали друг над другом, пытаясь понять сильные и слабые стороны противника. Эгвин была удивлена, когда осознала, что Нилас недоволен действиями Совета Тирисфаля и не одобряет вмешательство в управление государствами.

Аран в свою очередь увидел, что Эгвин вроде не была предательницей и отступницей, как её описывали в Совете Тирисфаля. Узнавая всё больше о причинах, по которым Эгвин не возвращала силы Хранителя, он начал чувствовать симпатию по отношению к её делу. Нилас замечал, что она борется с загадочной невидимой тьмой в собственной душе, но не мог узнать правду, несмотря на свою гениальность: этой тьмой был Саргерас, вселившийся в Эгвин после битвы в Нордсколе. Маг очень хотел, чтобы Хранитель одержала победу над тьмой, и в конце концов прекратил свою охоту, перестав быть Стражем Тирисфаля.

Рождение Медива

Вскоре отношения Ниласа и Эгвин перешли на следующую стадию и стали романтическими. Они продолжали работать вместе, намереваясь помешать Совету Тирисфаля управлять будущими Хранителями. Эгвин, которая прожила уже много веков благодаря магии, всё же понимала, что не сможет вечно оставаться Хранителем. Она предложила Ниласу решение: родить от него ребёнка, способного унаследовать обширные силы Эгвин и стать новым Хранителем, свободным от манипуляций Совета Тирисфаля. Аран думал недолго и согласился с планом своей подруги. Он предположил, что рождение станет искуплением для Эгвин. Поскольку она не могла изгнать тьмы из своей души, она была способна хотя бы завести наследника, не затронутого её личным бременем.

Прошло немного времени, прежде чем Эгвин родила сына, которого назвали Медивом . Это имя означало «хранитель тайн» на талассийском языке , используемом высшими эльфами Кель'Таласа. Младелец обладал природным даром, унаследованным от обоих родителей, – предрасположенностью к тайной магии. Эгвин сразу же поместила свои силы Хранителя в тело мальчика, но они должны были пробудиться лишь тогда, когда Медив повзрослеет. Оба родителя не подозревали, что дух Саргераса, долгое время находившийся внутри Эгвин, овладел ребенком, когда только начал формироваться в её утробе.

Отец и мать пытались найти безопасное место, где можно было бы вырастить и воспитать Медива. В конце концов они выбрали Штормград , расположенный крайне далеко от Даларана и других северных государств. Нилас получил должность официального заклинателя в королевском дворе. Обеспечив своему сыну будущее, Эгвин оставила его с отцом, который должен был воспитывать и обучать Медива использованию тайной магии вплоть до того дня, когда он займет место Хранителя. Эгвин, уставшая от веков служения, покинула Штормград, намереваясь отдохнуть, но не прекращала наблюдать за сыном издалека. Когда Медиву исполнилось четырнадцать лет, силы Хранителя вырвались наружу и уничтожили его отца. Мальчик впал в кому и был перенесен в аббатство Североземья, где клирики заботились о нём.

Битва с сыном

Медив пробудился лишь двадцать лет спустя и сразу же убедил окружающих, что полностью контролирует свои магические силы. Эгвин, наблюдавшая за ним, заподозрила, что с её сыном что-то не так. Подозрения подтвердились, когда она вскоре стала свидетелем того, как Медив объединился с Пылающим Легионом и привёл орков на Азерот. Эгвин была вынуждена противостоять сыну, требуя, чтобы он прекратил свои действия и вернулся к защите мира, заниматься которой был обязан в качестве Хранителя.

Когда Медив отказался, Эгвин попыталась сразиться с ним, но проиграла битву. Передав ему силы Хранителя, она оставалась всего лишь магом, пусть и одаренным. Когда мать была повержена, Саргерас, овладевший Медивом, наконец раскрыл ей правду о давних событиях. Эгвин поняла, что совершила ошибку, но было уже поздно. Медив, одержимый Саргерасом, лишил мать магических сил, сохранив лишь заклинания, которые сдерживали старение. Эгвин высвободила остатки магии из этих заклинаний и перенесла себя как можно дальше – на Калимдор, западный материк.

Жизнь на Калимдоре

Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

Она использовала остатки магии на то, чтобы выстроить небольшой домик на холмах недалеко от Кабестана и вырастить сад, намереваясь проживать остаток жизни в одиночестве. Ещё немного магии она потратила на колодезную воду, чтобы получить возможность прорицать. Она увидела, как Медив погиб от рук ученика и лучшего друга, а Саргерас покинул его тело. Эгвин придумала план по спасению сына. Она решила сохранять магию по крупицам до тех пор, пока получит достаточно сил для воскрешения последнего Хранителя. Исполнение плана потребовало долгих лет, и она едва не погибла, проводя ритуал. Впрочем, ей удалось вернуть Медива к жизни. Сын сотворил защитные чары вокруг дома, где жила Эгвин, и отправился на Восточные королевства, чтобы сыграть свою роль в Третьей войне .

В одиночестве на Калимдоре Эгвин провела два десятка лет, постепенно старея, как и обычные женщины. Эти годы казались ей куда более счастливыми, чем века, проведенные в роли Хранителя. Одиночество было прервано появлением Джайны Праудмур , вдруг обнаружившей знакомую ей магию Медива. Эгвин была раздражена тем, что Джайна считает её героиней, начитавшись даларанских книг, которые описывали историю иначе. Она рассказала ей о нескольких важных событий в своей жизни и в конце концов согласилась отправиться с Джайной, чтобы помочь в изгнании Змодлора – демона, с которым когда-то сражалась.

Эгвин, Джайна и полковник Лорена вскоре обнаружили, что Змодлор пытается начать войну между Дуротаром и Терамором. Втроем они сразились с демоном, но Джайна не могла ничего сделать с чернокнижниками, служившими ему. В последней отчаянной попытке исполнить свой долг Хранителя Эгвин передала Джайне последние крупицы магии, которые получила из своей жизненной энергии. Она чудом выжила и в течение нескольких дней не приходила в сознание. Ей потребовалось много времени на восстановление. Поправившись, Эгвин решила не продолжать жизнь в одиночестве и приняла предложение Джайны, которой нужен был управляющий и советник в Тераморе .

Смерть

Источник информации в этой секции – комиксы и манга по вселенной Warcraft.

Эгвин провела в Тераморе несколько последующих лет. Однажды она находилась в болотах вокруг города вместе с дворфом Свеном и обнаружила, как два всадника сражаются в небесах и попадают в паутину. Одним из них была эльфийка крови по имени Валира Сангвинар , которая смогла уничтожить противников. Эгвин, видя великое будущее, которое ждет Валиру, немедленно помогла ей и доставила в Терамор. Она попросила Свена найти медика Хеланию, чтобы вылечить эльфийку, и кого-нибудь для помощи её виверне.

Эгвин помогала Джайне восстановить воспоминания гладиатора, известного как Ло'Гош. Оказалось, что он был Варианом Ринном – потерянным королем Штормграда. Эгвин помогла Валире Сангвинар справиться с зависимостью от магии. Она присутствовала на встрече, где Гарона Полуорчиха , контролируемая Чо'Галлом , попыталась убить Вариана. По мере развития событий Эгвин обнаружила Мед'ана , который был сыном Гароны, и заметила сходство с Медивом. Мед'ан также обладал особой аурой, подобно сыну Эгвин. Она поняла, что Мед'ан является её внуком, и это знание даровало ей чувства радости и надежды.

Эгвин задумалась над тем, стоит ли рассказывать Мед'ану правду о том, что его отцом был Медив, но отказалась от этой идеи, решив, что желание раскрыть себя как бабушку является эгоистичным поступком. Её высокомерие когда-то уже погубило Медива и привело весь мир к катастрофе. Хотя Мерил Буря Скверны был против, Эгвин решила, что никто, особенно Мед'ан, не должен знать, кто был отцом. Весь потенциал подростка был бы утрачен, если бы окружающие узнали о его связи с Медивом и потеряли к нему доверие. Эгвин смогла убедить Мерила, пообещав, что никому не расскажет о демоне Катра'натире , который был пленен в его теле.

Она стала одним из основателей Нового Совета Тирисфаля , созванного в Тераморе для борьбы с Чо'Галлом и культом Сумеречного Молота . В последней битве между Новым Советом и Чо'Галлом, который был значительно усилен К'Туном, Эгвин принесла себя в жертву, чтобы наделить внука своими жизненными силами, необходимыми для победы над огром. Совет похоронил её останки недалеко от Каражана .