Тирион Фордринг

Материал из World of Warcraft
Тирион Фордринг
Tirion Fordring
Тирион Фордринг.jpg
Полмужской
Расачеловек
КлассПаладин
Принадлеж- ностьСеребряный АвангардРыцари Серебряной Длани
Род занятийлидер Серебряного Авангарда
Родствен- никиКарандра (жена), Телан (погибший сын)
Статусжив
ОружиеИспепелитель

Тирион Фордринг (англ Tirion Fordring) – один из самых известных паладинов Азерота и превосходный лидер, который подтвердил свои навыки во времена Второй Войны , а затем и вторжения Серебряного Авангарда на ледяные пустоши Нордскола . Тирион стал новым владельцем Испепелителя , очищенного от осквернения, и победил Короля-Лича , расколов Ледяную Скорбь в Цитадели Ледяной Короны .

После победы над Плетью Тирион вернулся в Дольный Очаг, чтобы завершить работу по очищению Чумных земель от остатков нежити.

Вторая война

Тирион Фордринг был воином , служащим Лордерону , и в возрасте восемнадцати лет стал рыцарем. Позже он сблизился с верованием Церкви Священного Света и начал обучаться под руководством архиепископа Алонсуса Фаола . В начале Второй войны его выбрали одним из четырех кандидатов Лордерона на вступление в орден Рыцарей Серебряной Длани . Другими тремя были Утер Светоносный , Сайдан Датрохан и Туралион . Тирион принимал участие в сражении у Черной горы , где он убил огра, собиравшегося напасть на Александроса Могрейна .

После завершения Второй войны Тирион, Сайдан, Утер и Гавинрад присутствовали на церемонии в Штормграде , где Артас Менетил стал паладином и присоединился к Рыцарям Серебряной Длани.

Кровью и честью

Источник информации в этой секции – художественная литература по вселенной Warcraft.

За свои заслуги Тирион стал правителем крепости Марденхольд и Дольного Очага , жители которого быстро зауважали его. Он любил свою жену Карандру и сына Телана, которые тоже любили его. Тирион прославился по всему Лордерону как великий воин и справедливый правитель. Несмотря на присущую ему воинскую доблесть, опыт Тириона научил его ценить мирное время. После завершения войны он каждую ночь молился, чтобы никакие конфликты никогда не причинили страдания его близким.

Однажды Тирион столкнулся со старым орком -отшельником, который жил в заброшенной башне. Между ними началась драка, и камни рухнули на Тириона, сбив его на землю. Он пришел в сознание лишь несколько дней спустя и узнал, что его нашли жестоко избитым и привязанным к седлу, а Бартилас, амбициозный помощник Тириона, исцелил его.

Тирион понял, что орк спас его, и отправился назад к башне. Орк, назвавший себя Эйтриггом , рассказал паладину, что до прихода в Азерот орки были благородным народом, направляемым шаманами и древними традициями. После войны Эйтригг покинул озлобленные войска Орды. Тирион, который заметил в орке честь и достоинство, пообещал сохранить его существование в тайне. Он вернулся к своему народу и сообщил им, что орк не является угрозой.

Бартиласа одолели сомнения, и он попросил Сайдана Датрохана прибыть в Дольный Очаг и решить этот вопрос лично. Датрохан обнаружил следы и привел в лес группу охотников, которые нашли Эйтригга. Когда они схватили орка, Тирион пытался защитить его. Радостный Бартилас сказал, что этот поступок является предательством. Тириона пленили и доставили в Стратхольм , где он должен был предстать перед судом.

Несмотря на то, что Карандра упрашивала его забыть о чести и сказать присяжным то, что они хотели услышать, Тирион хотел быть примером для своего сына и рассказал суду обо всём. В конце концов присяжные, среди которых были Даэлин Праудмур , Антонидас , Алонсус Фаол и Артас Менетил, объявили, что из-за нападения на воинов Альянса Тирион больше не может оставаться Рыцарем Серебряной Длани и должен быть изгнан. Утер Светоносный провел церемонию, лишившую Тириона его сил, и отправил его домой, чтобы собрать припасы.

Вернувшись в Дольный Очаг, бывший паладин попрощался с женой и сыном. Он решил вернуться в Стратхольм, чтобы спасти Эйтригга от казни за военные преступления. Прибыв в город, он напал на стражу, которая охраняла орки. Несмотря на неожиданность атаки, они смогли одолеть его, но в этот момент отряд орков ворвался в город. Стражники были вынуждены заняться ими, и Тирион смог освободить Эйтригга из плена и сбежать вместе с ним.

Когда они добрались до укрытия, Тирион заметил, что орк близок к смерти, и совершил единственный поступок, который мог бы помочь ему – воззвал к силе Света, чтобы исцелить друга. Он удивился, когда Свет ответил на зов и исцелил Эйтригга.

Внезапно их окружили орки, которых возглавлял новый вождь Тралл . Он пригласил Эйтригга снова присоединиться к Орде, вернувшейся к своим шаманским корням. Взволнованный Эйтригг принял приглашение, но перед уходом с своим народом заявил, что он и Тирион являются братьями, навеки связанными кровью и честью. После этих слов Тралл также начал уважать Тириона, и это отношение сохраняется до сих пор.

Тирион остался в Лордероне, чтобы увидеть, как его сын Телан присоединится к Рыцарям Серебряной Длани. Телан вырос и стал правителем крепости Марденхольд. Карандра сказала сыну, что Тирион погиб, и показала ему ложную могилу. Телан закопал там игрушечный молот, который отец оставил ему на память.

Много лет спустя Тирион тайно присутствовал на церемонии, где его сын стал паладином. После окончания церемонии Арден, его старый друг, заметил Тириона, но не предпринял никаких действий и был рад видеть его.

Испепелитель

Источник информации в этой секции – комиксы и манга по вселенной Warcraft.

По просьбе Фэйрбанкса Дарион Могрейн отправился на поиски Тириона и прибыл к его хижине. Он хотел узнать у изгнанного паладина, как сможет спасти душу своего отца, заключенную в оскверненном Испепелителе . Фордринг ответил, что не может помочь ему. Он рассказал свою историю, связанную с Эйтриггом, и в конце концов посоветовал Дариону, что поступок, исходящий от любви, сможет освободить душу Александроса. Перед отъездом Дарион сказал Тириону, что он может снова стать героем, которым когда-то был.

Когда Плеть напала на Часовню Последней Надежды, Тирион прибыл туда на помощь Серебряному Рассвету . Он поддерживал связь с лордом Максвеллом Тироссом и пообещал, что сможет освободить сына из Алого ордена .

Возрождение ордена

Источник информации в этой секции – World of Warcraft Сlassic.

Тирион оставался в Лордероне и в течение Третьей войны несколько раз сражался против нежити, уничтожившей королевство. Он жил в небольшом доме на берегу реки Тондорил, и верный конь Мирадор был рядом с ним.

Он был встревожен, узнав, что Телан присоединился к Алому ордену и даже достиг звания верховного лорда. Тирион охотно принял помощь героев Альянса и Орды и отправил их в Северный Дол, который находился в северной части Чумных Земель, чтобы добыть символ утраченной чести. Позже он собрал памятные предметы из прошлого своего сына и убедил его покинуть Алый орден. Сайдан Датрохан, узнавший про это, приказал Изиллиену убить обоих Фордрингов. Изиллиен отправил убийц, чтобы расправиться с Тирионом, но они не смогли совладать с ним. Тирион поторопился в Дольный Очаг и стал свидетелем того, как Изиллиен убивает Телана. Разъяренный Тирион расправился с убийцей и объявил, что возродит орден Рыцарей Серебряной Длани, который будет сражаться за всё добро этого мира.

Битва за Часовню Последней Надежды

Источник информации в этой секции – дополнение Wrath of the Lich King к World of Warcraft.

По приказу Короля-лича был создан новый орден рыцарей смерти, которых возглавил Дарион Могрейн , попавший на сторону Плети после своей жертвы. Задачей этого ордена, тренированного в летающем некрополе Акерусе , было уничтожение всех враждебных сил в Чумных землях. После поражения Алого ордена десятитысячное войско нежити напало на три сотни защитников Света, которые охраняли священные земли часовни. Когда почти треть защитников была убита, прибыл Тирион и изменил баланс сил своим могуществом, дарованным Светом. Дарион Могрейн понял, что рыцари смерти не смогут противостоять ему, и отдал приказ сдаться. Тирион сказал ему, что нападение рыцарей смерти на часовню – самоубийство. Появился призрак Александроса Могрейна, отца Дариона, который произнес слова из прошлого о том, что когда-нибудь его сын станет владельцем Испепелителя, но этот день не сегодня.

Король-лич вышел из портала и поглотил душу Александроса Ледяной Скорбью. Он подтвердил, что отправил рыцарей смерти на верную смерть, лишь бы они смогли выманить Фордринга из укрытие. Раздосадованный Могрейн атаковал своего повелителя, но тот с легкостью отбросил его и пленил Тириона заклинанием. Дарион понял, что значили слова отца, и передал Испепелитель Фордрингу. Сила Света исцелила меч от порчи, и паладин освободился от заклинания, после чего сразу же атаковал Артаса. Король-лич, понимая, что не сможет противостоять Испепелителю на освященной земле, сбежал обратно в свою цитадель.

Тирион подошел к безжизненному телу Могрейна и исцелил его, и воскрешенный Дарион преклонил колени. Паладин поклялся, что все они смогут остановить Короля-лича, и объявил о создании Серебряного Авангарда , в котором объединятся Серебряный Рассвет и орден Рыцарей Серебряной Длани. Авангард отправится на север и раз и навсегда устранит угрозу Плети. Дарион отвечает ему, что Рыцари Черного Клинка займутся тем же, несмотря на то, что нежити нет места в этом мире.

Война против Короля-лича

Источник информации в этой секции – дополнение Wrath of the Lich King к World of Warcraft.

Фордринг возглавил Серебряный Авангард, который направился к Нордсколу вместе с войсками Альянса, Орды и Рыцарей Черного Клинка. Он лично командовал за продвижением Серебряного Авангарда по территории Ледяной Короны и вскоре понял, что крупное войско не станет достаточно эффективным в сражениях против нежити. Тирион решил организовать Серебряный Турнир , по результатам которого будут отобраны сильнейшие чемпионы. Эти чемпионы и войдут в отряд, который начнет штурм Цитадели Ледяной Короны . Король-лич дважды пытался помешать проведению турнира, отправив туда Черного рыцаря , а затем и Ануб'арака .

Уловка Тириона

Во время продвижения Серебряного Авангарда по Ледяной Короне разведчики доложили Тириону Фордрингу, что из Цитадели Ледяной Короны движется группа последователей Культа Проклятых . Они перемещали некий артефакт, и Тирион понял, что этим сокровищем может быть сердце Артаса, поднятое из глубин. До сих пор оставалась надежда, что принц вновь станет человеком.

Тирион вместе с несколькими чемпионами замаскировался и прибыл в Собор Тьмы, где фанатики собрались вокруг артефакта. Из их слов стало понятно, что это действительно вырванное сердце Артаса. Внезапно Тирион ощутил присутствие великой тьмы, и в зал вошёл сам Король-лич, которого нельзя было обмануть маскировкой. Он посмотрел прямо на паладина и сказал, что никто не сможет пройти незамеченным в его владения. Тирион вытащил Испепелитель и шагнул вперёд.

По словам Короля-лича, это была ловушка для уничтожения верховного лорда Авангарда. Тирион напомнил ему о предыдущей стычке у Часовни Последней Надежды, где Артас потерпел поражение. Тот напомнил ему в ответ, что здесь паладина уже не защищают священные земли. Однако, Тириону не нужна была защита, чтобы пронзить сердце Артаса своим клинком. Король-лич не верил, что паладин сможет уничтожить чей-то последний шанс на искупление, и Тирион признал его правоту.

Верховный лорд заглянул прямо в сердце, чтобы убедиться, что Артас ещё может стать человеком, но увидел внутри лишь тени прошлого. Уже не осталось того, что можно было искупить. Тирион вонзил в сердце Испепелитель и сразу же отскочил: при его уничтожении высвободилось огромное количество энергии, которое ранило Короля-лича. Прислужники Плети окружили Тириона и его чемпионов, и в этот момент в зал ворвались Рыцари Черного Клинка , возглавляемые Дарионом Могрейном. Они быстро пробились к паладину, открыли портал и убрались из Собора Тьмы.

Тирион считал, что всё случившееся нельзя считать провалом. Благодаря сердцу Артаса он наконец узнал то, что должен был знать перед последней битвой. Артаса Менетила больше не существовало. Остался лишь Король-лич.

Цитадель Ледяной Короны

Перед началом последнего штурма Цитадели Ледяной Короны Тирион и Дарион решили объединить свои силы в Пепельный союз , убежище которого было построено недалеко от врат цитадели. В штурме приняли участие командиры Альянса и Орды, а также чемпионы Света, отобранные на Серебряном Турнире. Войско, которым командовал Тирион, постепенно продвигалось вперед, сталкиваясь с самыми могущественными прислужниками Артаса.

Им удалось пробиться к Ледяному Трону , и началось долгое сражение против Короля-лича. Он заковал Тириону в глыбу льда и заставил беспомощно наблюдать, как его чемпионы пытаются противостоять Артасу и его прислужникам. В конце концов Артас уничтожил всех чемпионов одним заклинанием и объявил, что воскресит их на стороне Плети. Когда Артас начал воскрешение, Тирион смог освободиться и одним ударом Испепелителя расколол Ледяную Скорбь. Души, плененные в клинке, освободились и закружили Артаса в вихре, обездвиживая его, что позволило Тириону и чемпионам Света, воскрешенным призраком Теренаса Менетила , добить своего врата.

Артас Менетил умер, и призрак его отца сказал Тириону, что теперь Плеть, лишившаяся своего короля, станет ещё опаснее, и что всегда должен быть Король-лич. Призрак исчез, а Тирион, погруженный в раздумья, поднял упавший с головы Артаса шлем и решил взять бремя правления нежитью на себя. Но его прервал крик Болвара Фордрагона , уже севшего на Ледяной Трон. Болвар, опаленный пламенем драконов, сказал, что мир живых уже не для него, и Тирион должен возложить шлем к нему на голову. Болвар назвал себя Стражем Проклятых и готов был принести эту жертву. После недолгих колебаний Тирион надел шлем на героя, и того начал сковывать лёд. Его последними словами была просьба объявить, что «Король-лич мёртв, а вместе с ним умер Болвар Фордрагон».

Катаклизм

Источник информации в этой секции – дополнение Cataclysm к World of Warcraft.

После победы над Королем-личом Тирион вернулся в Лордерон, чтобы очистить от остатков Алого ордена свой старый дом, Дольный Очаг. Теперь он живет не в старой хижине на берегу, а в крепости Марденхольд, которой правил до изгнания. Он лично приветствует новых рекрутов Серебряного Авангарда и относится к ним очень дружелюбно, проявляя доброту и уважение. Несмотря на свой возраст и все трагедии, с которыми ему пришлось столкнуться, он сохранил чувство юмора.